Форум » О творчестве и не только » Курилка (продолжение) » Ответить

Курилка (продолжение)

putnic: А давайте сюда ,перенесем ,разговоры на вольные темы ,за рамками заданных тем.

Ответов - 264, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

маркетрист: Так как у нас в шапке тема " О творчестве(,) и не только" (запятую надо поставить), предлагаю почитать рассказ о творчестве. " ...Кругом кипела жизнь, в которой искусство давно стало товаром, и преуспевал вовсе не обязательно тот, кому было что сказать миру – скорее тот, кто умел грамотно подавать и продавать свое творчество, оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужными людьми..." А это для тех, кто осилит полностью: "ПРИЗВАНИЕ Художником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан выбор: он поступил в художественное училище. К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – пейзаж, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше. «Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. – Так что приготовьтесь, будем начинать с азов». Он начал учиться «играть по нотам». Куб, шар, ваза… Свет, тень, полутень… Постановка руки, перспектива, композиция… Он узнал очень много нового – как натянуть холст и самому сварить грунт, как искусственно состарить полотно и как добиваться тончайших цветовых переходов… Преподаватели его хвалили, а однажды он даже услышал от своего наставника: «Ты художник от бога!». «А разве другие – не от бога?», — подумал он, хотя, чего скрывать, было приятно. Но вот веселые студенческие годы остались позади, и теперь у него в кармане был диплом о художественном образовании, он много знал и еще больше умел, он набрался знаний и опыта, и пора было начинать отдавать. Но… Что-то у него пошло не так. Нет, не то чтобы ему не творилось. И не то чтобы профессия разонравилась. Возможно, он просто повзрослел и увидел то, чего раньше не замечал. А открылось ему вот что: кругом кипела жизнь, в которой искусство давно стало товаром, и преуспевал вовсе не обязательно тот, кому было что сказать миру – скорее тот, кто умел грамотно подавать и продавать свое творчество, оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужными людьми. Он, к сожалению, так этому и не научился. Он видел, как его товарищи мечутся, ищут себя и свое место под солнцем, а некоторые в этих метаниях «ломаются», топят невостребованность и неудовлетворенность в алкоголе, теряют ориентиры, деградируют… Он знал: часто творцы опережали свою эпоху, и их картины получали признание и хорошую цену только после смерти, но это знание мало утешало. Он устроился на работу, где хорошо платили, целыми днями разрабатывал дизайн всевозможных буклетов, визиток, проспектов, и даже получал от этого определенное удовлетворение, а вот рисовал все меньше и неохотнее. Вдохновение приходило все реже и реже. Работа, дом, телевизор, рутина… Его все чаще посещала мысль: «Разве в этом мое призвание? Мечтал ли я о том, чтобы прожить свою жизнь вот так, «пунктиром», словно это карандашный набросок? Когда же я начну писать свою собственную картину жизни? А если даже и начну – смогу ли? А как же «художник от бога»?». Он понимал, что теряет квалификацию, что превращается в зомби, который изо дня в день выполняет набор определенных действий, и это его напрягало. Чтобы не сойти с ума от этих мыслей, он стал по выходным отправляться с мольбертом в переулок Мастеров, где располагались ряды всяких творцов-умельцев. Вязаные шали и поделки из бересты, украшения из бисера и лоскутные покрывала, глиняные игрушки и плетеные корзинки – чего тут только не было! И собратья-художники тоже стояли со своими нетленными полотнами, в больших количествах. И тут была конкуренция… Но он плевал на конкуренцию, ему хотелось просто творить… Он рисовал портреты на заказ. Бумага, карандаш, десять минут – и портрет готов. Ничего сложного для профессионала – тут всего и требуется уметь подмечать детали, соблюдать пропорции да слегка польстить заказчику, так, самую малость приукрасить натуру. Он это делал умело, его портреты людям нравились. И похоже, и красиво, лучше, чем в жизни. Благодарили его часто и от души. Теперь жить стало как-то веселее, но он отчетливо понимал, что это «живописание» призванием назвать было бы как-то… чересчур сильно. Впрочем, все-таки лучше, чем ничего. Однажды он сделал очередной портрет, позировала ему немолодая длинноносая тетка, и пришлось сильно постараться, чтобы «сделать красиво». Нос, конечно, никуда не денешь, но было в ее лице что-то располагающее (чистота, что ли?), вот на это он и сделал акцент. Получилось неплохо. – Готово, – сказал он, протягивая портрет тетке. Та долго его изучала, а потом подняла на него глаза, и он даже заморгал – до того пристально она на него смотрела. – Что-то не так? – даже переспросил он, теряясь от ее взгляда. – У вас призвание, — сказала женщина. – Вы умеете видеть вглубь… – Ага, глаз-рентген, — пошутил он. – Не то, — мотнула головой она. – Вы рисуете как будто душу… Вот я смотрю и понимаю: на самом деле я такая, как вы нарисовали. А все, что снаружи – это наносное. Вы словно верхний слой краски сняли, а под ним – шедевр. И этот шедевр – я. Теперь я точно знаю! Спасибо. – Да пожалуйста, — смущенно пробормотал он, принимая купюру – свою привычную таксу за блиц-портрет. Тетка была, что и говорить, странная. Надо же, «душу рисуете»! Хотя кто его знает, что он там рисовал? Может, и душу… Ведь у каждого есть какой-то внешний слой, та незримая шелуха, которая налипает в процессе жизни. А природой-то каждый был задуман как шедевр, уж в этом он как художник был просто уверен! Теперь его рисование наполнилось каким-то новым смыслом. Нет, ничего нового в технологию он не привнес – те же бумага и карандаш, те же десять минут, просто мысли его все время возвращались к тому, что надо примериться и «снять верхний слой краски», чтобы из-под него освободился неведомый «шедевр». Кажется, получалось. Ему очень нравилось наблюдать за первой реакцией «натуры» – очень интересные были лица у людей. Иногда ему попадались такие «модели», у которых душа была значительно страшнее, чем «внешний слой», тогда он выискивал в ней какие-то светлые пятна и усиливал их. Всегда можно найти светлые пятна, если настроить на это зрение. По крайней мере, ему еще ни разу не встретился человек, в котором не было бы совсем ничего хорошего. – Слышь, братан! – однажды обратился к нему крепыш в черной куртке. – Ты это… помнишь, нет ли… тещу мою рисовал на прошлых выходных. Тещу он помнил, на старую жабу похожа, ее дочку – постареет, крысой будет, и крепыш с ними был, точно. Ему тогда пришлось напрячь все свое воображение, чтобы превратить жабу в нечто приемлемое, увидеть в ней хоть что-то хорошее. – Ну? – осторожно спросил он, не понимая, куда клонит крепыш. – Так это… Изменилась она. В лучшую сторону. Как на портрет посмотрит – человеком становится. А так, между нами, сколько ее знаю, жаба жабой… Художник невольно фыркнул: не ошибся, значит, точно увидел… – Ну дык я тебя спросить хотел: можешь ее в масле нарисовать? Чтобы уже наверняка! Закрепить эффект, стало быть… За ценой не постою, не сомневайся! – А чего ж не закрепить? Можно и в масле, и в маринаде, и в соусе «майонез». Только маслом не рисуют, а пишут. – Во-во! Распиши ее в лучшем виде, все оплачу по высшему разряду! Художнику стало весело. Прямо «портрет Дориана Грея», только со знаком плюс! И раз уж предлагают – отчего не попробовать? Попробовал, написал. Теща осталась довольна, крепыш тоже, а жена его, жабина дочка, потребовала, чтобы ее тоже запечатлели в веках. От зависти, наверное. Художник и тут расстарался, вдохновение на него нашло – усилил сексуальную составляющую, мягкости добавил, доброту душевную высветил… Не женщина получилась – царица! Видать, крепыш был человеком широкой души и впечатлениями в своем кругу поделился. Заказы посыпались один за другим. Молва пошла о художнике, что его портреты благотворно влияют на жизнь: в семьях мир воцаряется, дурнушки хорошеют, матери-одиночки вмиг замуж выходят, у мужиков потенция увеличивается. Теперь не было времени ходить по выходным в переулок Мастеров, да и контору свою оставил без всякого сожаления. Работал на дому у заказчиков, люди все были богатые, платили щедро, передавали из рук в руки. Хватало и на краски, и на холсты, и на черную икру, даже по будням. Квартиру продал, купил побольше, да с комнатой под мастерскую, ремонт хороший сделал. Казалось бы, чего еще желать? А его снова стали посещать мысли: неужели в этом его призвание – малевать всяких «жаб» и «крыс», изо всех сил пытаясь найти в них хоть что-то светлое? Нет, дело, конечно, хорошее, и для мира полезное, но все-таки, все-таки… Не было у него на душе покоя, вроде звала она его куда-то, просила о чем-то, но вот о чем? Не мог расслышать. Однажды его неудержимо потянуло напиться. Вот так вот взять – и в драбадан, чтобы отрубиться и ничего потом не помнить. Мысль его напугала: он хорошо знал, как быстро люди творческие добираются по этому лихому маршруту до самого дна, и вовсе не хотел повторить их путь. Надо было что-то делать, и он сделал первое, что пришло в голову: отменил все свои сеансы, схватил мольберт и складной стул и отправился туда, в переулок Мастеров. Сразу стал лихорадочно работать – делать наброски улочки, людей, парка, что через дорогу. Вроде полегчало, отпустило… – Простите, вы портреты рисуете? Так, чтобы сразу, тут же получить, – спросили его. Он поднял глаза – рядом женщина, молодая, а глаза вымученные, словно выплаканные. Наверное, умер у нее кто-то, или еще какое горе… – Рисую. Десять минут – и готово. Вы свой портрет хотите заказать? – Нет. Дочкин. Тут он увидел дочку – поперхнулся, закашлялся. Ребенок лет шести от роду был похож на инопланетянчика: несмотря на погожий теплый денек, упакован в серый комбинезон, и не поймешь даже, мальчик или девочка, на голове – плотная шапочка-колпачок, на лице – прозрачная маска, и глаза… Глаза старичка, который испытал много-много боли и готовится умереть. Смерть в них была, в этих глазах, вот что он там явственно узрел. Он не стал ничего больше спрашивать. Таких детей он видел по телевизору и знал, что у ребенка, скорее всего, рак, радиология, иммунитет на нуле – затем и маска, и что шансов на выживание – минимум. Неизвестно, почему и откуда он это знал, но вот как-то был уверен. Наметанный глаз художника, подмечающий все детали… Он бросил взгляд на мать – да, так и есть, она знала. Внутренне уже готовилась. Наверное, и портрет захотела, потому что последний. Чтоб хоть память была… – Садись, принцесса, сейчас я тебя буду рисовать, — сказал он девочке-инопланетянке. – Только смотри, не вертись и не соскакивай, а то не получится. Девочка вряд ли была способна вертеться или вскакивать, она и двигалась-то осторожно, словно боялась, что ее тельце рассыплется от неосторожного движения, разлетится на мелкие осколки. Села, сложила руки на коленях, уставилась на него своими глазами мудрой черепахи Тортиллы, и терпеливо замерла. Наверное, все детство по больницам, а там терпение вырабатывается быстро, без него не выживешь. Он напрягся, пытаясь разглядеть ее душу, но что-то мешало – не то бесформенный комбинезон, не то слезы на глазах, не то знание, что старые методы тут не подойдут, нужно какое-то принципиально новое, нетривиальное решение. И оно нашлось! Вдруг подумалось: «А какой она могла бы быть, если бы не болезнь? Не комбинезон дурацкий, а платьице, не колпак на лысой головенке, а бантики?». Воображение заработало, рука сама по себе стала что-то набрасывать на листе бумаги, процесс пошел. На этот раз он трудился не так, как обычно. Мозги в процессе точно не участвовали, они отключились, а включилось что-то другое. Наверное, душа. Он рисовал душой, так, как будто этот портрет мог стать последним не для девочки, а для него лично. Как будто это он должен был умереть от неизлечимой болезни, и времени оставалось совсем чуть-чуть, может быть, все те же десять минут. – Готово, – сорвал он лист бумаги с мольберта. – Смотри, какая ты красивая! Дочка и мама смотрели на портрет. Но это был не совсем портрет и не совсем «с натуры». На нем кудрявая белокурая девчонка в летнем сарафанчике бежала с мячом по летнему лугу. Под ногами трава и цветы, над головой – солнце и бабочки, улыбка от уха до уха, и энергии – хоть отбавляй. И хотя портрет был нарисован простым карандашом, почему-то казалось, что он выполнен в цвете, что трава – зеленая, небо – голубое, мяч – оранжевый, а сарафанчик – красный в белый горох. – Я разве такая? – глухо донеслось из-под маски. – Такая-такая, – уверил ее художник. – То есть сейчас, может, и не такая, но скоро будешь. Это портрет из следующего лета. Один в один, точнее фотографии. Мама ее закусила губу, смотрела куда-то мимо портрета. Видать, держалась из последних сил. – Спасибо. Спасибо вам, – сказала она, и голос ее звучал так же глухо, как будто на ней тоже была невидимая маска. – Сколько я вам должна? – Подарок, — отмахнулся художник. – Как тебя зовут, принцесса? – Аня… Он поставил на портрете свою подпись и название: «Аня». И еще дату – число сегодняшнее, а год следующий. – Держите! Следующим летом я вас жду. Приходите обязательно! Мама убрала портрет в сумочку, поспешно схватила ребенка и пошла прочь. Ее можно было понять – наверное, ей было больно, ведь она знала, что следующего лета не будет. Зато он ничего такого не знал, не хотел знать! И он тут же стал набрасывать картинку – лето, переулок Мастеров, вот сидит он сам, а вот по аллее подходят двое – счастливая смеющаяся женщина и кудрявая девочка с мячиком в руках. Он вдохновенно творил новую реальность, ему нравилось то, что получается. Очень реалистично выходило! И год, год написать – следующий! Чтобы чудо знало, когда ему исполниться! – Творите будущее? – с интересом спросил кто-то, незаметно подошедший из-за спины. Он обернулся – там стояла ослепительная красавица, вся такая, что и не знаешь, как ее назвать. Ангел, может быть? Только вот нос, пожалуй, длинноват… – Узнали? – улыбнулась женщина-ангел. – Когда-то вы сотворили мое будущее. Теперь – будущее вот этой девочки. Вы настоящий Творец! Спасибо… – Да какой я творец? – вырвалось у него. – Так, художник-любитель, несостоявшийся гений… Говорили, что у меня талант от бога, а я… Малюю потихоньку, по мелочам, все пытаюсь понять, в чем мое призвание. – А вы еще не поняли? – вздернула брови женщина-ангел. – Вы можете менять реальность. Или для вас это не призвание? – Я? Менять реальность? Да разве это возможно? – Отчего же нет? Для этого нужно не так уж много! Любовь к людям. Талант. Сила веры. Собственно, все. И это у вас есть. Посмотрите на меня – ведь с вас все началось! Кто я была? И кто я теперь? Она ободряюще положила ему руку на плечо – словно крылом обмахнула, улыбнулась и пошла. – А кто вы теперь? – запоздало крикнул он ей вслед. – Ангел! – обернулась на ходу она. – Благодарю тебя, Творец! … Его и сейчас можно увидеть в переулке Мастеров. Старенький мольберт, складной стульчик, чемоданчик с художественными принадлежностями, большой зонт… К нему всегда очередь, легенды о нем передаются из уст в уста. Говорят, что он видит в человеке то, что спрятано глубоко внутри, и может нарисовать будущее. И не просто нарисовать – изменить его в лучшую сторону. Рассказывают также, что он спас немало больных детей, переместив их на рисунках в другую реальность. У него есть ученики, и некоторые переняли его волшебный дар и тоже могут менять мир. Особенно выделяется среди них белокурая кудрявая девочка лет четырнадцати, она умеет через картины снимать самую сильную боль, потому что чувствует чужую боль как свою. А он учит и рисует, рисует… Никто не знает его имени, все называют его просто – Творец. Что ж, такое вот у человека призвание… -- Павел Петрушевский.

S.G.: Эксперимент Розенхана: психически здоровые на месте сумасшедших "В 1973 году в США был проведен эксперимент под названием "Психически здоровые на месте сумасшедших". Это исследование поставило под сомнение надежность всей психиатрической диагностики и вызвало настоящую бурю в мире психиатрии. Эксперимент был проведен психологом по имени Дэвид Розенхан. Он доказал, что выявить психическое заболевание наверняка вообще не представляется возможным. 8 людей — три психолога, педиатр, психиатр, художник, домохозяйка и сам Розенхан — обратились в психиатрические больницы с жалобами на слуховые галлюцинации. Естественно, таких проблем у них не было. Все эти люди договорились притвориться больными, а затем сказать докторам, что с ними все нормально. И вот тут начались странности. Доктора не поверили словам "больных" о том, что они чувствуют себя хорошо, хотя те и вели себя вполне адекватно. Персонал больниц продолжал заставлять их принимать таблетки и выпустил участников эксперимента на свободу только после проведенного насильно курса лечения. После этого уже другая группа участников исследования посетила еще 12 психиатрических клиник с теми же жалобами — слуховые галлюцинации. Они обращались как в прославленные частные клиники, так и в обычные местные больницы. И что же вы думаете? Все участники этого эксперимента опять-таки были признаны больными! Псевдобольные говорили, что они слышат голоса, которые говорят им такие слова, как "пустота", "падение", "пропасть". Все эти слова были выбраны Розенханом, так как они указывали на наличие экзистенциального кризиса у личности. После того как у 7-ми участников исследования диагностировали шизофрению, а у одного из них депрессивный психоз, все они были госпитализированы. Как только их привозили в клиники, "больные" начинали вести себя нормально и убеждать персонал, что они больше не слышат голоса. Однако потребовалось в среднем 19 дней, чтобы убедить докторов, что они больше не больны. Один из участников вообще провел в больнице 52 дня. Все участники эксперимента были выписаны с занесением в их медицинские карты диагноза "шизофрения в ремиссии" Таким образом, на этих людей повесили ярлык, что они психически больны. Из-за результатов этого исследования в мире психиатрии поднялась буря негодования Многие психиатры начали заявлять, что они никогда не попадутся на эту уловку и точно смогут отличить псевдобольных от реальных. Более того, доктора одной из психиатрических клиник связались с Розенханом и попросили его прислать им своих псевдобольных без предупреждения, утверждая, что уж они-то смогут выявить симулянтов в два счета. Розенхан принял этот вызов. В следующие три месяца администрация этой клиники смогла выявить 19 симулянтов из поступивших к ним 193 пациентов. А вот теперь пристегните ремни... Розенхан натурально "развел" всех врачей — он никого не посылал! Этот эксперимент дал основание сделать следующий вывод: "Очевидно, что в психиатрических больницах мы не можем гарантированно отличить здоровых от нездоровых". А знаете, что самое интересное? В первой части эксперимента с псевдобольными настоящие больные в клиниках начали подозревать, что посланные Розенханом участники — симулянты, в то время как персонал больницы не смог этого заметить. Если быть более точным, 35 настоящих пациентов смогли определить, что участники эксперимента притворяются. Больные подходили к ним и говорили: "Ты не можешь быть чокнутым. Ты, наверное, какой-нибудь журналист или профессор, засланный сюда с целью проверки"... Источник: www.facebook.com

маркетрист: S.G. пишет: "Очевидно, что в психиатрических больницах мы не можем гарантированно отличить здоровых от нездоровых". А этого никто и не скрывает. Самая плохо изученная область медицины - это психиатрия. А вопрос об излечении психических заболеваний, по-моему, вообще не стоит. В лучшем случае больного вводят в ремиссию и он наблюдается ( и периодически лечится) всю жизнь.

Алексей Елагин: Сгонял на рiдну Шотланску Батьковощiну http://shot.qip.ru/00TuIY-211TfzwMiL/

гном: Красавчик! А ружжо-то!!!

маркетрист: Шолландец, посмотри на свою аватарку и сравни с фоткой этого мужика. На его фоне ты бледно выглядишь, "обвеса" не хватает Тебе надо ещё поработать над своим образом. И вместо баклашки с бормотухой ружо в руки возьми, а то ты напоминаешь сильно подгулявшего мужичка на деревенском празднике .

Алексей Елагин: Маркетрист В горы я по другому " обвешиваюсь" .. А зависть плохое чувство ..

маркетрист: Новый фильм А.Кончаловского "Рай". https://www.youtube.com/watch?v=Zq_GxeYbVN4

маркетрист: В школе нас не сильно "пичкали" Библейскими сюжетами ( всё больше марксизмом-ленинизмом). Это для общего развития, чтобы понимать сюжеты картин Кранаха, Тинторетто, Рафаэля, Рубенса и др. Царь Соломон в живописи и графике

S.G.: Фокус-покус!

S.G.: Латвийский парашютист первым в мире прыгнул с дрона

S.G.: Вчера был в гостях у Мастера - Корешкова Андрея Александровича - у него в мастерской! Делюсь... Рабочее место А. Корешкова Комната для разговоров - Музей любопытных вещей Там же... Селфи на память.

KV1: Доброго дня,всё интересно,особенно получилось последнее фото.

маркетрист: Я конечно понимаю, что Андрею Александровичу заменили хрусталики и он теперь может обходиться без очков, т.к. видит лучше самого молодого члена Гильдии. Но без очков у него взгляд какой-то незнакомый, растерянный, чужой. Очки не снимать! Имидж мудрого Мэтра не менять! Рядом с часами, в комнате для разговоров, висят ножницы для стрижки баранов - это Андрей для клиентов приготовил? А разные номера ключей - это чтобы гайки закручивать, заключая договора ? И навесные замки, чтобы потом сразу рот на замок ? И утюжок на полочке всегда под рукой... Андрей опытный переговорщик, кого хошь убалтает Надо мне такую комнату завести, чтобы заказчик понимал, куда он пришёл, и на входных дверях написать: "Входи робко, плати - сколько скажут, приходи за заказом, когда тебе позвонят" Андрей Александрович решил не расставаться с очками и попросил врача, чтобы он ему оставил близорукость! Ну-у... клиент всегда прав (деньги уплачены)! Так и было сделано! (S.G.)

S.G.: Могут себе позволить!

маркетрист: Ну, правильно говорит М.Задорнов: "Они нас никогда не победят" - потому что просчитать логику русских не возможно. Вот мне интересно, они как собирались везти грибы в Россию? Или думали оставить их там в ванной до будущего приезда

маркетрист: Первые две фотографии - рабочий верстак Андрея Александровича, конечно повергает зрителя в священный трепет (ЗДЕСЬ МАЭСТРО СОЗДАЕТ СВОЮ "НЕТЛЕНКУ"!) - но, как говорится, верстачок - так себе, чистенько, но бедненько Есть верстаки и покруче . Вот верстак настоящего Мастерюги - "крутышкина"! - Только не подумайте, что это мой верстак ( просто нашёл фотку в нэте)

маркетрист: Продолжая разговор о рабочем месте. Очень рекомендую обзавестись таким креслом. На нём удобно будет создавать проекты будущей "нетленки". Накатил вискарика (пинту-другую), курнул сигару( можно трубку), прорешал пару шахматных этюдов (чтобы разогреть мозги) - и сиди рисуй себе...

Алексей Елагин: Что й то маркетрист тебя совсем растащило , то ножи с обнажёнкой, то тоже самое в кресле со спиртным и курятиной ....Жена видела твои фантазии?

маркетрист: Алексей Елагин пишет: Жена видела твои фантазии? А то! Конечно видела. Она у меня главный консультант и критик. Вот сейчас рисую очередных голых тёток на ноже, так она каждый вечер просматривает сделанную работу и делает ценные замечания Без неё - никуда, она мой соавтор. Она настоящий художник, с дипломом, а я так - погулять вышел



полная версия страницы